998de6fb

Митрохин Валерий - Йота



Валерий Митрохин
Йота
В углу зимнего сада, на пятиугольнике возвышения,
обтянутого бордовым импортным войлоком, наигрывал
провинциальный джаз-банд. За небольшим роялем
импровизировал, стоя на полусогнутых, длинный, круглолицый
парень. В кругу местных музыкантов считалось шиком лабать
вот так, не присаживаясь. Законодателем шика был этот самый
парень - Валек, волею судьбы занесенный в курортный
городишко из каких-то столиц и больших оркестров и легко
прижившийся на периферии. В ресторане "Чайная роза" птицы
такого полета никогда не задерживались, потому лабуха Валька
тут ценили и прощали некоторые его наклонности.
Валек присел перед клавиатурой, дал волю пальцам.
Ударили барабаны, вступили духовые. С жиги - лучшей вещи
Валька - всегда начиналась в "Чайной розе" активная часть
вечера. Пребывающий до этого в лирическом оцепенении зал
ресторана ожил. Зимний сад стал наполняться танцующими...
Массивный, с бычьей шеей и широкой приветливой улыбкой на
морщинистом лице, одетый с иголочки мужчина поднялся из-за
столика и руками, благородно блеснувшими золотыми запонками
в манжетах, приветствовал маленький голосистый оркестр. А
когда перед ним возник серенький, низкорослый официант, он
распорядился добродушным баритоном:
- Лабухам - трио шампанского, и с бригадира глаз не
спускать.
- Заказ принят, - ответил официант и через минуту с тремя
бутылками "Нового света" уже стоял перед бордовым
пятиугольником.
Кончилась жига. Валек махнул оркестру, чтобы продолжили
без него, и вышел в подсобку. Зеленый снаряд в его руках
зашипел и выстрелил бархатисто-коричневой пробкой. Валек
опрокинул содержимое в высокий фужер, стал жадно пить. И,
пока не управился, никак не реагировал на незнакомца,
замершего в дверях подсобки. Переведя дух, осведомился:
- Чего надо?
- Мне понадобятся твои шляпа и плащ, - ответил незнакомец
и, пройдя в глубь подсобки, присел у стола, не спуская глаз
с застывшего в столбняке Валька.
- За сколько просишь? - наконец нашелся Валек.
- Будешь доволен, - ответил бледный, заметно нервничающий
гость.
- Вообще-то я не собираюсь продавать одежу. С чего ты
решил, что мне ни плащ, ни шляпа не понадобятся? Здесь хоть
и субтропик, все ж таки январь. Приходи в апреле. Может, и
столкуемся.
- В апреле поздно будет, - ответил гость, продолжая
гипнотизировать Валька.
- Ты что, болен? Простыл? Курточка на тебе больно не по
сезону. А у моря сыро. Выпей шипучки. И топай, - все
больше веселея, говорил Валек.
- Не могу я уйти. Я пришел, чтобы предупредить кое о чем
и взять у тебя плащ и шляпу.
- Плащ и шляпу за предупреждение? Да ты знаешь, во
сколько они мне обошлись? Да ты знаешь, что эти плащ и
шляпа того же фасона и покроя, что носит Челентано...
- Цена этим тряпкам и в самом деле велика, Валек.
- Какая же?
- Твоя жизнь.
- Ты! - Валек расхохотался, снова налил себе вина, но,
отпив глоток, нахмурился. - Дошло! Ну, конечно же, тебя
прислал Морфий. Решил таким образом поизгаляться. Так вот.
- Валек схватил гостя за отвороты легкой куртки и, дохнув
безвольной яростью, театрально воскликнул: - Передай ему,
что я не согласен! Работать на него не хочу и никогда не
стану!
- Он знает. Он уже убедился в этом и сегодня собрался
примерно тебя наказать.
- Как это понимать? Он что, избить меня хочет?
- Нет, Валек, тебя просто-напросто сегодня убьют.
- Да? Просто так возьмут и убьют? - Валентин поднял
плечи и потерянно развел руками. - Что ж я такого ему
сделал, чтоб меня?..
- Ничего особенного.



Назад