998de6fb

Михалков Сергей Владимирович - Дикари



Сергей Владимирович Михалков
Дикари
Водевиль-шутка в трех действиях, шести картинах
Издательство продолжает публикацию пьес известного советского поэта и
драматурга, Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской премии,
Государственных премий СССР и Государственной премии РСФСР им.
К.С.Станиславского, заслуженного деятеля искусств РСФСР Сергея Владимировича
Михалкова, начатую сборником его пьес для детей (Театр для детей. М.,
"Искусство", 1977).
В данном сборнике вниманию читателей предлагаются такие широко
известные пьесы, как "Раки", "Памятник себе...", "Пощечина", "Пена",
"Балалайкин и К°", и ряд других, поставленных на сцене многих театров страны
и за рубежом.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
СТЕПАН СУНДУКОВ \
РОМАН ЛЮБЕШКИН } друзья, 27-29 лет.
ВЛАДЛЕН РУБАКИН /
ЗОЯ ШУБЕЙКИНА \ подруги, 25-27 лет.
СИЛЬВА ПАРХОМЕНКО /
Лето. Черноморское побережье.
Премьера спектакля состоялась в сентябре 1958 года в Московском театре
имени М.Н.Ермоловой.
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
КАРТИНА ПЕРВАЯ
Позднее лето в одном из живописных мест Черноморского
побережья. В непосредственной близости от моря и вдали
от человеческого жилья, в тени высоких сосен стоит новый
автомобиль "Москвич". По всему видно, что люди приехали
сюда на этой машине издалека и расположились здесь на
долговременную стоянку. На крыше автомобиля руками
туриста-автолюбителя сооружено некое приспособление для
перевозки багажа во время путешествия. Оно используется
как место для ночлега. В момент поднятия занавеса на
этом походном "ложе" лежат подушка и одеяло. На веревке,
протянутой между двумя деревьями, висят: полотенце,
синие мужские трусы и красные плавки. Между сложенных
камней - керогаз, кухонная посуда и другая
незамысловатая утварь туристов. Ближе к авансцене -
легкий походный стол и три складных стула. На столе -
три миски, тарелка с сухарями, вилки, ложки.
Возле керогаза на корточках сидит небритый мужчина. Он
занят приготовлением пищи. Это Роман Любешкин. Он - в
синих сатиновых брюках спортивного покроя и
безрукавке-сеточке, в пилотке, сделанной из газеты. На
ногах - белые туфли из парусины.
Одна дверца машины открыта. Из нее торчат голые мужские
ноги в спортивных тапочках. В отдалении - шум морского
прибоя.
Большая пауза.
Роман (держа в руках пакет с концентратами, напевает про себя
наставление). "Размять брикет, залить его водой, довести воду до кипения и
кипятить при непрерывном помешивании в течение одной минуты, потом раствор
процедить через марлю, разлить в формы для охлаждения". Ясно... Так и
сделаем... (Разливает содержимое кастрюльки по трем стеклянным банкам из-под
консервов.)
Голос из машины. Дежурный!.. Любешкин!
Роман (не оборачиваясь). Я - Любешкин!
Голос из машины. Кормилец! Скоро там у тебя?
Роман не отвечает.
Любешкин! Ты что, оглох, что ли?
Роман (продолжая заниматься хозяйством). Давай сигналь!
Раздается продолжительный автомобильный сигнал. Затем
голые ноги исчезают. Появляется Владлен Рубакин. Он
тоже, по-видимому, отпускает бороду. На нем выгоревшие
от солнца короткие штаны и майка неопределенного цвета.
Владлен (потягиваясь). Режим нарушен - обед запаздывает! Какая сегодня
пища?
Роман (невозмутимо). Пища богов!
Владлен. Живем в краю жиров и витаминов, а питаемся брикетами, как в
Антарктике...
Роман (так же невозмутимо). Дорогой товарищ дипломат! Сегодня у нас
скромный, но питательный обед! Да! Он приготовлен в основном из брикетов.
Да! Это вам не обед на приеме в каком-нибудь посольстве, но, во-первых, это



Назад