998de6fb

Михалева Анна - Шкура Неубитого Мужа



ШКУРА НЕУБИТОГО МУЖА
Анна МИХАЛЕВА
Анонс
Не прозвучи песня "Девочка с Севера", может, и не пришла бы в голову юной искательнице славы Маше Ивановой шальная мысль бросить родительский дом и податься в Москву, навстречу славе и богатству. А тут ее заметил сам Серж Бобров - продюсер, которому под силу из любого сделать знаменитого артиста Все это смахивало на сказку Однако история из недавнего прошлого не давала ей покоя.

Однажды Маша подобрала кулон и мобильный телефон известной певицы Ирмы Бонд - протеже Боброва. Последняя выбросила их в порыве гнева. В тот же день Ирма была застрелена Потом из того же пистолета была убита подруга Маши - Аська.

Самое интересное - накануне убийства Аська надевала тот самый кулон! Итак, эту вещицу уже дважды держали в руках те, кого убили... И тут вдруг Машу осеняет - а что, если интерес Сержа к ней основан вовсе не на ее таланте, а на желании заполучить вожделенный кулон Ирмы?..
В 17.00 по московскому времени в VIP-зал международного аэропорта Шереметьево-2 вошел молодой человек, прибывший рейсом из Лондона. По взгляду, исполненному восхищения и сожаления, брошенному на него сексапильной стюардессой, можно было заметить, что он произвел впечатление даже на видавших виды девиц.
Хотя в этом нет ничего странного: выглядел он действительно интригующе, особенно для среднерусских широт.
Черное длинное пальто, под которым угадывался дорогой костюм-тройка, тоже черный, белый шарф, черные, сверкающие чистотой ботинки и черная шляпа. В руке, затянутой в кожаную перчатку, он нес небольшой дорожный кейс.

Другой рукой он опирался на тонкую трость с набалдашником в виде оскалившегося льва. Вещица, разумеется, старомодная, но для него бесценная. Он был высок, и некоторым придирчивым особам женского пола мог бы показаться несколько худощавым.
Лицо его было по-мужски красиво: прямой нос, волевой подбородок, темно-карие, почти черные, глаза, слегка выпирающие скулы, - все эти характерные черты не давали покоя трем стюардессам, стремившимся угодить ему во время перелета из Лондона в Москву. Но розовый румянец, обильно покрывающий его вполне мужественные скулы и, к его досаде, оставшийся у него со времен младенчества, указывал на то, что молодому человеку нет и тридцати. Взгляд его устремился в раскрытые двери VIP-зала, за которыми его ожидала кутерьма аэропорта, наполненная той громкоголосой, скомканной суетой простой жизни, к которой он так давно стремился.
Сэр Александр Доудсен, а молодого человека звали именно так, впервые ступил на землю своей исторической родины. Людям, всю жизнь проведшим рядом с могилами их предков, вряд ли понять те чувства, с коими сын отверженных праотцев делает первый шаг в незнакомый мир своей родовой истории.

Впрочем, назвать Александра Доудсена чистокровным русским было бы по меньшей мере несправедливо. История его семьи столь запутана, что с подобным чувством он мог бы ступить как на русскую землю, так и на земли многих европейских стран, а также побродить по побережью Индийского и Атлантического океанов. Пращур Александра, чистокровный англичанин, попал в Россию при Петре I и тут осел, получив поместье, а выгодно женившись - и княжеский титул.
При русских царях Доудсенам жилось весьма вольготно. Они отличались лояльностью к властям и всегда умудрялись выбирать именно те дворцовые коалиции, кои впоследствии становились правящими. К XX веку Доудсены, уже окончательно обрусевшие, достигли немалых высот. Тому способствовал передававшийся из поколения в поколение инстинкт самосохранения,



Назад