998de6fb     

Михайлов Владимир - Завет Сургана



Владимир Михайлов
Завет Сургана
На далекой планете Квиро многие сотни лет идут нескончаемые войны между двумя народами. Так уж сложилось. Улкасы — дикие горцы, но они умеют воевать и не намерены проигрывать.

Свиры — цивилизованная нация, владеющая высокими технологиями. Эти даже умеют регулировать рождаемость, и к периодам войн у них запрограммированно рождается больше мальчиков. А причину для войны найти несложно…
Глава 1 ДЕВУШКА ПО ИМЕНИ ОНГО
Онго изнемогала.
Все было ново, неожиданно, сперва тяжело и стыдно, а потом — прекрасно, так, что она уже не понимала, как могла до сих пор жить без этого. Нет, она много слышала об этом, конечно, читала — и сухие учебники, и страстные романы, и думала, что хотя бы теоретически ко всему готова, — вот оказалось, что, дожив до двадцати лет, ровно ничего в этом не смыслила.

Получается, все эти годы она прожила в другом мире, плоском и сером, и только сейчас поняла вдруг, что он — мир свиров на планете Квиро — на самом деле расцвечен немыслимыми красками и настолько глубок, что в него можно погружаться, наверное, всю жизнь — и так и не достигнуть дна. Во всяком случае именно в этом она убеждала себя сейчас.

Потому что именно этого она хотела — и в конце концов ей удалось добиться от Сури того, что желалось; он-то, наверное, был бы согласен ещё долго целоваться — но не более. Хотя те шесть лет, что они были знакомы и дружны, паренек старался изобразить из себя многоопытного мужчину, для которого в отношениях с женщинами нет закрытых уголков, все давно испытано, пережито и наскучило.

И Онго ему верила, лишь удивляясь его сдержанности, когда они (не раз уже) оказывались близ опасной грани. Но теперь вдруг поняла: да врал он все, притворялся, напускал на себя, считая, наверное, что без этого не произведет на неё нужного впечатления.

А сейчас волновался не меньше, чем она, а боялся даже больше — у мужчин, как она знала из теории, почему-то что-то может не получаться, и он, похоже, не был в себе уверен — именно потому, что опыта-то как раз и не было. А может, просто таким был его характер.
Хотя сперва действительно могло показаться, что он выполняет не однажды уже совершавшиеся действия. На крохотной — в два роста в поперечнике — проплешине в густой чаще, куда они укрылись от всего мира, потому что, встретившись сегодня, Онго решила (в отличие от всех предыдущих встреч, которых за эти годы набралось невесть сколько), что вот сегодня это наконец произойдет.

Как если бы некто неведомый все время сдерживал её, и она позволяла Сури вдруг убрать руки, а то и просто внезапно попрощаться и без обиды расстаться дня на три, — а сегодня вдруг таинственно шепнул: «Теперь пора. Можно.

Нужно!» И они пошли к этому, давно облюбованному для уединений местечку — сначала медленно, потом все убыстряя шаг, а уже совсем приблизившись, вдруг словно испугались и почти остановились, еле передвигая ноги. Онго все крепче держала Сури за руку, будто боясь, что вот-вот он вдруг повернется и побежит прочь, и уже странная истома все глубже проникала в тело, как бы непонятная ломота, легкая и приятная, и напряжение дивным образом соседствовало с расслаблением, а дыхание все учащалось. Онго ещё продолжала верить, что Сури все знает и умеет, и, когда он, первым опустившись на сухую траву, неуверенно притянул её к себе, испугалась, что он будет груб — так блестели его глаза; лишь позже она поняла: то была смесь азарта и нерешительности, он заставлял себя поступать по-мужски — и боялся этого. Чтобы не разрушить всего, она шепнула ему



Назад