998de6fb

Михайлов Владимир - Пещера Многоногов



ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВ
ПЕЩЕРА МНОГОНОГОВ
1
Берег был пологим, а песок таким мелким, что нога тонула в нем по щиколотку:
Инна шла, высоко поднимая ноги. Рука женщины с зажатым полотенцем делала широкие, ритмичные взмахи, и так же ритмично каждому взмаху отвечал едва уловимый порыв ветерка.
— Здесь подошли бы лыжи, — со вздохом проговорил Валерий.
Он шагал, глядя себе под ноги, заложив руки за спину. Легкий хруст радужных ракушек под его ступнями перемежался редким шипением волн, наползавших на песок и уходивших назад стеклянными струйками. Больше ничто не нарушало тишины, ничто не говорило о времени.

Только однажды на горизонте сверкнула и исчезла полоска. Полдневный экспресс, а может быть, и просто обман зрения.
Инна перестала размахивать полотенцем, намочила его в воде и накинула на голову. Концы полотенца упали ей на грудь. Тяжелые капли ползли по груди, срывались и падали, отмечая путь женщины быстро высыхавшим пунктиром.

Солнце стояло высоко; даже вода казалась сухой.
— Погоди, — сказала Инна. — Ты не договорил…
— А стоит ли? В общем, тогда я понял, что никто другой в этом не разберется. А ведь все висело на волоске; представляешь — главный ствол шахты начал уже продавливаться.

Нагрузка извне была такой, что… хотя этого словами не передашь.
— И ты разобрался?
Он шевельнул широкими, покатыми плечами.
— Иначе меня бы здесь не оказалось. И это было бы печально, а?
Инна кивнула и сильнее взмахнула полотенцем.
— Не окажись я в тот миг поблизости, сегодня многие другие не пребывали бы в живых. Вся смена. Ладно, хватит об этом.
Он остановился и наклонился, его глаза оказались на одном уровне с глазами Инны. Она не отвернулась. Капли воды с полотенца, падая в одну точку, успели выдолбить ямку, когда оно упало и Инна нагнулась за ним.
— Пойдем, — сказала она. — Еще далеко.
— Ну, и что? — Валерий стоял, загораживая дорогу и держа Инну за плечи. — И так ясно, что все это хождение — впустую. Да еще в такую жару. А там, за дюнами, наверняка найдется местечко с тенью.
— Но если впустую, — почему ты вызвался в этот патруль?
— Потому что пошла ты конечно. Разве непонятно?
— Пойдем, — сказала она. — Лучше расскажи еще чтонибудь. Я никогда не была в недрах. Кстати, что же там оказалось?

Почему росла температура?
— Забарахлили охладители, — с досадой проговорил Валерий. — А когда спохватились, — лезть к ним стало уже опасно.
— А отчего…
— Я уж не помню как следует. Чтото там было. Своевременно не провели контроль.
— Но гот, кто занимался охладителями…
— Да ну его совсем, — сказал Валерий. — Так или иначе, я там все наладил.
— Ты молодец.
— Ну, чего там… Хотя, по правде говоря, это было не просто. Не знаю, кто из ваших ребят смог бы… Эдик, например, никогда…
Инна промолчала.
— Конечно, он не решился бы, — повторил Валерий.
— Не надо. Он и так при тебе ни слова не говорит.
— Потому что я таких вижу насквозь. Вот ты с ним плаваешь давно. Сделал ли он когданибудь нечто выдающееся?
— Нет, — сказала Инна. — Правда, случая не было. Наша лодка всегда исправна.
— Кто хочет, — найдет случай. Особенно если рядом такая… ты.
— Слушай… — она поискала другую тему. — А почему ты ушел оттуда?
— Надоело, — быстро ответил Валерий. — Хочется увидеть побольше. Из недр Земли — в глубину океана… Слушай, дальше я не пойду. Остановимся.

Что толку — плестись вот так? Я думаю, люди уже очень давно не получали такого бестолкового задания. Вся береговая линия пуста — это видно даже отсюда.
— Мукбаниави не стал бы просить обследования, не будь он



Назад