998de6fb     

Михайлов Владимир - Ночь Черного Хрусталя (Отрывок Из Повести Не Включенный В Публикацию)



sf Владимир Михайлов Ночь черного хрусталя (отрывок из повести не включенный в публикацию) Предлагаем вниманию читателей отрывок из повести известного советского фантаста В. Михайлова. Данный отрывок не включен в будущую публикацию повести в журнале «Уральский следопыт» по соображениям «нравственности».

Однако, для автора предлагаемая глава является достаточно важной. Дело в том, что отношения Дана (главного героя) и Евы развиваются в повести в «двух измерениях»: по служебной и личной линиям, достигая «предельных» значений в обоих этих направлениях. В предлагаемом отрывке как раз и показан кульминационный момент в развитии их личных взаимоотношений.
Для удобства восприятия приведены части текста, предшествующие и последующие приведенной главе.
Редакция фэнзина «Лаборатория ЛЭФ» выражает искреннюю благодарность Владимиру Дмитриевичу Михайлову за предоставленную возможность познакомить фэнов с повестью в ее полном обьеме и выражает надежду на то, что и в дальнейшем наш популярный писатель-фантаст не оставит своим вниманием клубное движение любителей фантастики в стране.
ru ru Faiber faiber@yandex.ru Fiction Book Designer 2006-05-31 FAIBER-CPNXEVSJ-DQOM-JLDL-4NS8-D715ODUVSKHL 1.0 v 1.0 — создание fb2 — (Faiber)
Владимир Михайлов
Ночь черного хрусталя (отрывок из повести не включенный в публикацию)
* * *
(отрывок из повести)… хотелось бы, чтобы вы не расхаживали здесь с оружием. Мы не привыкли, и к тому же, это могут увидеть женщины, дети…
— Я приму это к сведению, — сказал Милов учтиво. Ева тоже встала и догнала его.
— Я с вами, Дан.
— Доктор Рикс, — сказал кто-то из шестерых, — нужно, чтобы мистер Милов как следует отдохнул и пришел в себя. Позаботьтесь об этом.
— О, разумеется, — сказала она, улыбаясь. — Поужинаем, Дан, и пойдем ко мне.
Он взглянул на нее. Да провались все пропадом, — подумал он. — Почему мне должно хотеться больше, чем остальным? Мне сейчас, кроме нее, ничего не нужно, я-то выкручусь, и ее хоть на руках, хоть в зубах, но вытащу, а эти — пусть подыхают под обломками вместе со своими мнениями и традициями. Зато те, кому повезет выжить, поймут, наконец, что к чему…
Они подошли к ее двери.
— Чувствуй себя, как дома, — сказала она.
— Это значит — приготовиться мыть посуду?.. У тебя тут хорошие запоры?
— Чего ты боишься, у тебя же оружие, — ответила она.
Кажется, два или три раза звонил телефон, но никто и не подумал обратить на него внимание. Прошло черт знает сколько времени, пока они в первый раз не пришли в себя. Комфортабельная комната, небольшое жилище рядом с кабинетом врача, была наполнена их дыханием.

Сознание возвращалось медленно. «Ах ты… русский», — неожиданно она не нашла другого слова. Но тут же исправилась: «Мой человек. Мой мужчина.

Знаешь, я с первого взгляда поняла, что в тебе есть что-то… такое». «Конечно, — откликнулся он, — какой еще дурак, кроме русского, станет тащить на себе женщину столько километров, чтобы сделать то, что можно было еще на берегу, в кустах… А ты — кошка». "Ну нет, там тебе до этого было еще очень далеко… А почему — кошка? " "Не уверен, но ощущение именно такое…: " «Поэтому ты ласкаешь меня так нежно? Можно подумать, что ты — мальчик, и я у тебя — первая в жизни».

Он медленно вел руками по ее телу, еще и еще, и это было действительно словно впервые в жизни — а может быть и на самом деле впервые? «Знаешь, — сказал он, — ты в жизни — первая». Она засмеялась, безмятежно и счастливо. «Попробовал бы ты сказать иначе». «Это правда». "А почему все-таки кошка? Может быть, я к



Назад