998de6fb     

Михайлов Виктор - Черная Брама



ВИКТОР МИХАЙЛОВ
ЧЕРНАЯ БРАМА
Аннотация
Повесть про злобных и гадких капиталлистических шпионов, героических пограничников и доблестных советских труженников.
В МОРЕ СТУДЕНОМ
Пограничный сторожевой корабль «Вьюга» находился в дозоре.
На горизонте раннее солнце позолотило узкую, едва заметную гряду облаков, а над кораблем еще смыкалась тьма полярной ночи. Без ходовых огней «Вьюга» шла курсом сто двадцать.
Командир корабля Иван Арсентьевич Поливанов спустился с ходового мостика.
Посасывая давно погасшую трубку, Поливанов зашел к штурману и окинул взглядом его библиотечку. Среди нескольких десятков книг по основам кораблевождения был старенький томик Тургенева. Как попал этот томик на корабль, никто не знал.

Но, как говорил замполит капитанлейтенант Футоров, «Записки охотника» поступили на штурманское вооружение.
Иван Арсентьевич взял с полки томик и раскрыл на закладке.
За Полярным кругом еще бушевали метели, и волны, накатываясь на полубак1, застывали сталактитами льда. Дыхание моря, холодное, просоленное и влажное, проникало сквозь тонкие переборки. А со страниц тургеневской повести с необыкновенной силой доносился запах полыни, сжатой ржи и гречихи…
Поливанов отложил книгу и включил радио.
«…Утром в Мурманске было тридцать, — услышал он, — в Апатитах сорок, в Ковдоре сорок три градуса мороза. Такое резкое похолодание по всему Кольскому полуострову объясняется вторжением арктического воздуха из района Карского моря…»
«Надо ждать тумана», — подумал Иван Арсентьевич.
— Товарищ капитан третьего ранга, по курсу справа десять — судно! — доложил вахтенный офицер.
Поливанов приник лбом к резиновому тубусу радиолокатора и увидел за бегущей разверткой очертания полуострова и светящуюся точку цели. До неизвестного судна было семьдесят два кабельтова2.
«Вьюга» пошла на сближение.
Ветер утих, и это внушало тревогу: резкая разница температуры моря и воздуха могла вызвать парение.
— Товарищ командир, расстояние увеличивается! — доложил штурман.
— Полный вперед! — приказал Поливанов.
Над морем поднялись клочья желтоватого тумана; они быстро сбивались в плотные стелющиеся облака. Еще несколько минут — и перед кораблем встала белая непроницаемая стена.
Миновав северовосточную оконечность полуострова, неизвестное судно изменило курс и вошло в наши пограничные воды.
«Что это? — подумал Поливанов. — Сейнер3 идущий в Мурманск, или «иностранец», избравший кратчайший курс?»
Надо было опознать судно. Но на экране радиолокатора возникли помехи, и маленькая светящаяся точка затерялась в бешеной пляске спиральных, прямых и ломаных линий.
Ни радиометристу, ни тем более штурману еще не приходилось встречаться с подобными помехами.
В тумане, когда с командирского мостика неразличим гюйсшток, когда активные радиопомехи лишают возможности локационного наблюдения, единственная надежда — на впередсмотрящих, на их внимательность и зоркость.
Поливанов раскурил трубку и вернулся на ходовой мостик. Глубоко засунув остывшие руки в карманы реглана, привычно покачиваясь с носков на пятки, он всматривался в плотную стену тумана.
На мостик поднялся штурман:
— Товарищ капитан третьего ранга, видимость ноль. Обороты уменьшить?
— Курс сто шестьдесят! — сказал Поливанов и решительно перевел ручку машинного телеграфа на «самый полный».
— Передайте помощнику, пусть сообщит в штаб: идем на сближение с неизвестным судном. Наш курс. Координаты и видимость.
Повторив приказание, штурман спустился с мостика.
— Что наблюдается на экране? — сняв колпак перегов



Назад