998de6fb     

Михайлов Сергей - Но Ад Не Вечен



СЕРГЕЙ МИХАЙЛОВ
НО АД НЕ ВЕЧЕН
Аннотация
Повесть «Но ад не вечен…» — это трагический рассказ о последних днях планеты Земля. Земля гибнет, задыхается, бьется в агонии, и виной всем этим катаклизмам — человек.

Как здесь не согласиться с Ницше, который именует человека одной из болезней нашей многострадальной планеты! Агонизируя, Земля порождает новые, уродливые, ненасытные формы жизни, которые пожирают все вокруг.

В центре повествования — четырнадцатилетний мальчик, который никогда не видел голубого неба и не знает, что такое солнце. Судьба забрасывает его в глухую сибирскую тайгу, где ему приходится противостоять желтолицым мутантам, вооруженным бандитам, гигантским тараканам и другим ужасам, которые обрушиваются на голову бедного паренька.
Повесть была написана в 19911993 годах и до сих пор ни разу не издавалась. Незначительные редакторские изменения в текст повести внесены автором в 1997 году.
Вашему вниманию предлагается небольшой фрагмент повести «Но ад не вечен…».
Отшельнику с острова Патмос
ПОСВЯЩАЕТСЯ
Земля имеет оболочку; и эта оболочка поражена болезнями. Одна из этих болезней называется, например: «человек».
Фридрих Ницше
«Так говорил Заратустра»
Земля слишком уж долго была домом для умалишённых!..
Фридрих Ницше
«К генеалогии морали»
Будет война, голод, смерть, разрушения. Последние люди будут выползать откудато и греть ладони около развалин. Но и они не останутся в живых.

Но знаете? Я благословил бы такой конец. Что ж? Человечество слукавило, сфальшивило, заслужило свою гибель и погибло. Всё!

Счёт чист!
Юрий Домбровский
«Факультет ненужных вещей»
Глава первая
День прошёл, а ты всё жив…
Группа «Чёрный обелиск»
1.
Ядовитожёлтое облако, вопреки всем законам природы, медленно наползало с северозапада. Оно ползло против ветра, ползло ровно, уверенно, словно вдоль туго натянутой струны, притягиваемое невидимым магнитом. А внизу, по земле, ползла зловещая его тень, оставляя за собой прямой, как стрела, гигантский жёлтый след.
След был нешироким, метров сто в поперечнике, но как только облако проходило, он начинал расползаться, поражая землю своими жёлтыми метастазами — так расползается в небе инверсионный след от реактивного самолета. Там, в этой жёлтой зоне, прежние, привычные формы жизни мгновенно мутировали, трансформировались, превращались в жуткий уродливый гротеск, словно бы сошедший с картины иллюстратора фантастических романов о внеземных монстрах.
Жёлтая жизнь жадно цеплялась за планету, и остановить её неумолимую поступь не могло уже ничто.
2.
Приход к власти демократических сил мало что изменил в жизни города N58. Сняли многокилометровые кумачовые лозунги, за одну ночь исчезли портреты партийных лидеров, красный флаг на здании горсовета сменился трёхцветным российским полотнищем.

Но бюст Ленина на главной площади почемуто остался — слишком уж кощунственным показалось городским властям вот так сразу, за одну ночь, перечеркнуть прошлое. Пускай стоит, авось времена изменятся, осторожно думали городские головы — и бюст вождя мирового пролетариата остался незыблем.
Слишком многое связывает нас с прошлым, чтобы одним махом, в одночасье вырвать его из людских сердец. Человек инертен, и никакие новые веяния не приживаются по одному лишь росчерку пера — нужно время, и порой немалое.
Но была ещё одна причина, препятствовавшая крутому повороту в сознании горожан. Безымянный город с безликой аббревиатурой вместо названия относился к разряду закрытых и ни на одной карте, даже самой подробной, обозначен



Назад