998de6fb     

Михайлов Сергей - Искупление



СЕРГЕЙ МИХАЙЛОВ
ИСКУПЛЕНИЕ
Аннотация
В основу сюжета повести положена собственная авторская версия истории предательства Иуды Искариота, своего рода апокриф, трактующий роль Двенадцатого апостола совершенно в ином свете, чем это представлено евангелистами, отцами церкви и двухтысячелетней христианской традицией. Иуда в повести — не предатель, а единственный верный и последовательный сподвижник Иисуса, жертвующий своей честью и добрым именем во имя великой идеи, ради святого дела своего Учителя.
«Искупление» создавалось на протяжении полугода — с октября 1991 по март 1992 года и до сих пор ни разу не издавалось. Незначительные редакторские изменения в текст повести внесены автором в 1997 году.
…некоторые презрительно, другие с ненавистью и страхом говорили:
— Смотрите: это Иуда Предатель!
Леонид Андреев
«Иуда Искариот»
…и познаете истину, и истина сделает вас свободными.
Иоанн 8:32
1.
Тридцать монет жгли ладонь, словно раскалённые угли. И не было сил избавиться от них, не было никакой возможности забыть об этих терзающих душу, гнетущих разум металлических кругляшках — платы за предательство.

Словно вросли они в загрубевшую кожу Адуса, превратились в неотъемлемую часть его существа, внося в сознание смятение, отчаяние и боль нестерпимую. Подобно ноше тяжёлой навалилось на плечи его свершённое деяние — он шёл сгорбившись, медленно перебирая ногами и ничего не видя вокруг.
Было около восьми часов вечера. Чёрная луна, дерзко посягнувшая на всевластье дневного светила, держала его в плену, не давая бросить последний, багровокровавый предзакатный луч на замерший в оцепенении Священный Город; ночь объяла землю внезапно, на два часа раньше природой отпущенного срока — виной тому было затмение, вызвавшее смятение и панику у суеверных горожан и тревогу у бесстрашных покорителей мира — воинов Императора.
Город опустел. Лишь бездомные нищие да пришлые бродяги жались по подворотням в поисках укрытия от гнева Господня, обрушившего на царство Ирийское беспросветный мрак, не дающий тени, песчаную бурю, в одночасье рвущую соломенные кровли с глинобитных лачуг, словно плоды спелые с персиковых деревьев, — и власть холодной ночной пустыни.

Пустыня ворвалась в Священный Город и, подобно властительнице полноправной, вылизывала теперь шершавыми своими языками узкие кривые улочки, обильно посыпая их затем голубым песком. Обезумевшие выли псы.
Был бы меч, он отсёк бы кисть, судорожно сжимающую проклятые монеты. Не помнил он, как взял эти жалкие деньги; ненавистное лицо Верховного Жреца надвинулось на него, словно из небытия, иссинячёрная борода нависла над ним, огромные, немигающие, навыкате глаза буравили его мозг, цепенеть заставляя и собственной лишая воли — очнулся он лишь за воротами дворца, уже с монетами в руке. Дело было сделано, расчёт произведён.
Порой казалось ему, что пальцы сжимают остывающее сердце Учителя — тёмная кровь тогда струилась с ладони его, на пыльной дороге страшные, не имеющие дна, чёрные оставляя проплешины.
Дорога вывела его к городскому базару. Ветер буйствовал здесь с особой силой, упиваясь своею безнаказанностью и неограниченной властью.

Нищие, стекающиеся сюда едва ли не со всего города, затравленно смотрели на него изпод опрокинутых телег, низких настилов и тёмных зевов многочисленных базарных тупиков. Словно волчьи, светились из мрака глаза их — десятки, сотни враждебных глаз.
Безногий калека не успел увернуться с пути его и теперь беспомощно, скаля беззубую пасть, барахтался в пыли. Адус остановился.
— На



Назад