998de6fb     

Михайлов Сергей - Далекие Огни



Сергей Михайлов
Далекие огни
e-mail: skrijali@glasnet.ru
Скрижали: http://www.skrijali.ru
Далекие огни: http://www.skrijali.ru/Autor_page/DalyokieOgni.htm
Далекие огни
Посвящаю моей жене Надежде
Жизнь -- это в конечном итоге
единственное, что есть у человека,
поэтому с ней так тяжело расстаться, и
в то же время в мире есть неумолимые
силы, которым не составляет никакого
труда взять ее, для них это так же
обыденно, как забрать пальто в
гардеробной, а в обмен на жизнь, самое
ценное, что может быть в природе, на
теле выжигают электродами казенный
символ обреченности -- номер очереди в
небытие.
Алексрома,
"Плоть, прах и ветер"
* Часть первая. ВЫБРОШЕННЫЙ НА ОБОЧИНУ *
Глава первая
Волна холодного, сырого, промозглого воздуха, перемешанного с
выхлопной копотью только что отъехавшей иномарки, обдала его с ног до
головы и заставила очнуться. Он открыл глаза.
Серые, в мокрых разводах, деревянные постройки барачного типа
тянулись вдоль узкой грязной улочки. Было почти безлюдно, лишь изредка из
сырого полумрака осеннего дня выплывали немытые и небритые тела местных
аборигенов; безразлично скользнув мутным похмельным взглядом по одиноко
стоящей фигуре, они растворялись в близлежащей подворотне. Откуда-то
доносилась пьяная брань и звон бьющейся посуды. Где-то вдалеке простучал
колесами товарняк.
Память туго возвращалась к нему. Он силился вспомнить, кто он, где он
и как вообще оказался в этой захолустной провинциальной дыре, но какая-то
невидимая пелена застилала его мозг, не давала просочиться воспоминаниям.
Голова гудела, тупо ныл затылок.
И вдруг -- вспышка!.. Пелена треснула и разорвалась. В мозгу, подобно
анкетным данным, стали отпечатываться четкие скупые слова:
"Петр Суханов. 1963 года рождения. Адрес: 1-й Заводской переулок, дом
14, квартира 38. Женат. Имя жены -- Клавдия".
Пелена снова сомкнулась. Что-то там было еще, он это чувствовал, еще
целый сонм каких-то воспоминаний, обрывочных сведений о его личности. Целое
досье на него самого. Вот только доступа к этому досье у него почему-то не
было.
Однако хоть что-то о себе он все-таки знал. Имя, возраст, адрес... Не
густо. Но самое страшное было в другом: он не имел ни малейшего
представления, что с ним было пять минут назад. Десять минут назад, час,
неделю... Откуда он, что он здесь делает -- именно здесь, в эту самую
минуту? Почему именно здесь, а не где-либо еще? Кто он, черт побери?!
Он шагнул на мокрую грязную мостовую и наобум зашагал вдоль узкой
улочки. Правое подреберье пронзила острая боль, отозвавшаяся пульсирующей
болью в затылке. Он провел ладонью по мокрым волосам. Пальцы нащупали на
затылке свежий, едва начавший заживать, рубец.
Ничего не помню... ни-че-го... Полная амнезия -- так, кажется, это
называется?..
Он чувствовал себя беспомощным и совершенно одиноким.
Метров через сто он наткнулся на какую-то забегаловку. Спустился по
стершимся ступенькам вниз и очутился в едва освещенном полуподвальном
помещении, где несколько смурных типов безразлично тянули мутное прокисшее
пиво.
Отыскал туалет. Там, среди вони и грязи, в полном одиночестве, он
ощупал свои карманы. Паспорт на имя Суханова Петра Андреевича, несколько
купюр по сто, пятьдесят и десять тысяч -- и все. Никаких свидетельств,
могущих пролить свет на его прошлое, при нем не имелось.
В стене, над захарканным и заблеванным умывальником, он обнаружил
бесформенный огрызок зеркала. То, что отразилось в его мутной поверхности,
не вселило в него оптимизма.
Худое, и



Назад