998de6fb     

Михайличенко Елизавета & Несис Юрий - Большие Безобразия Маленького Папы



Елизавета МИХАЙЛИЧЕНКО, Юрий НЕСИС
БОЛЬШИЕ БЕЗОБРАЗИЯ МАЛЕНЬКОГО ПАПЫ
Фантастическая история в четырех днях
"Привет! Добрый день!
Я - так оборотень.
Неловко на днях обернулся.
Хотел превратиться в дырявый плетень,
Да вот на середке споткнулся".
В. Высоцкий
Д е н ь  п е р в ы й
МЕТАМОРФОЗЫ
- Уезжаю в экспедицию, - деловито сказал Папа.
- А пропуск есть? - строго спросил Милиционер.
- Далеко ли? - небрежно поинтересовалась Принцесса.
- А!.. - сказал Папа. - В Занзибар для начала. Пригласили на Совет
Старейшин.
Настоящий Папа прислушался и подошел к окну. Это не лезло ни в какие
ворота. Не ролевой аутотренинг, но и не безобидная детская игра.
Неприятно, когда собственный сын передразнивает тебя на потеху остальным
соплякам. Очень неприятно.
- Брешешь! - резанул Милиционер.
- Я? - захлебнулся Папа. - Да будет тебе известно, что я ни разу в
жизни не сказал неправды.
- Брешешь, - обронила Принцесса. - А в детстве что - никогда не врал?
- А вот никогда, - упрямо сказал Папа. - Я в детстве не делал ничего
такого, что надо было бы скрывать.
- Был маменькин сынок и не дрался?
- Нет, - сказал Папа и опустил глаза. - Только когда защищал слабых,
- добавил он после неловкого молчания.
"Да это вообще не игра! - возмутился Настоящий Папа. - Этот мерзавец
меня почти дословно цитирует. Как он смеет надо мной открыто издеваться!
Этот щенок превращает совершенно правильные слова в образчик кретинизма".
- А что едешь в Занзибар?! - торжествующе закричал Милиционер. -
Наврал!
- Я наврал?! А командировочное удостоверение видел?
- Покажи!
- В моих руках читай!
- А ну... Сам ты Занзибар! Занзибаровка здесь написано.
- Деревня? - поджала губки Принцесса.
- Сама деревня! Там институт с Ученым Советом! И никто кроме меня не
умеет делать кворум.
- Немедленно марш домой! - заорал Настоящий Папа, уже полчаса
искавший командировочное удостоверение.
Сын явился не сразу и с полным пониманием щекотливости ситуации. Папа
сел, заложив ногу за ногу, и побарабанил пальцами по столу. До автобуса
оставалось около часа. Надо было использовать свободное время для
воспитания сына.
- Во что это вы сейчас играли? - начал он издалека.
- В принцессу и милиционера, - дипломатично ответил Сын.
- Так ты был принцессой? - съязвил Папа.
- Принцессой всегда Наташка. Она больше никем быть не соглашается.
- А ты, значит, согласен на любые роли. Тебя заставили играть меня?
- Нет, - потупился Сын. - Я сам.
- Значит, ты сам, добровольно, выставляешь отца посмешищем перед всем
двором?! Как ты мог? Не могу даже представить, чтобы я в детстве мог
насмехаться над своим отцом!
Строптивая Папина память никак не хотела соглашаться с этим
утверждением, и чтобы отвязаться от нее. Папа решил сменить тему:
- А кто разрешал тебе лезть ко мне в портфель?!
- Я не лез!
- Так заврался во дворе, что теперь врешь собственному отцу?
- Я не вру!
- Значит, ты нашел мое командировочное удостоверение на полу?
- Да.
От такой наглой лжи Папа схватился за голову:
- Как у человека, который, словно присягнувший, всю жизнь говорит
одну только правду, мог родиться такой лгун?.. Дай сюда удостоверение!
- Нельзя! - заявил Сын, потупившись.
- Что?! Почему это нельзя?!
- Нельзя. И весь разговор.
Папа собирался быть спокойным и ироничным, но всему есть предел:
- Как ты смеешь так говорить?!
- Ты вчера так говорил.
- Запомни, так могу говорить только я! - строго сказал Папа и
добавил, подумав: - Потому что я знаю что можно, а что нельзя... Ты
соврал. Где



Назад