998de6fb

Миров Сергей - Такая Работа



Сергей Миров
Такая работа
Рассказ
С реки давил тяжелый ветер, возвещавший об окончательном приходе осени.
Никодим Велизариевич молча пожал руку своему младшему брату Юрию, снял с
вешалки плащ и шляпу, еще раз зачем-то выглянул в окошко, проделанное в цифре
6, кашлянул и, подхватив у стены свою привычную трость, начал спускаться по
скрипящей лестнице. На пятой ступеньке он приостановился и, глядя вниз, где в
темноте исчезала крутая спираль, произнес:
- А ты прикрой. Ночью продуть может. Нам твой бюллетень, как... - и, не
подыскав подходящего сравнения, уже снизу добавил: - Не нужен, в общем.
Собственно, Юрий не был ему братом. Велизарий Степанович взял его из
детдома в пятьдесят втором, боясь остаться без наследника. Когда через год
Никодим вернулся домой, то застал в доме шустрого большеглазого пацана, что-то
карябавшего в линованной тетрадке и глядящего на него с недоверием. Отец молча
обнял Никодима, постоял так минуту и показал в сторону нового жильца:
- Вот, из приюта взял, Юркой зовут. На часы не смотрит, - и после паузы
спросил: - Ты-то не забыл, а, Никеша?
В шестнадцать Юрка, получая паспорт, взял фамилию Колотаевых и отчество
Велизариевич. К тому времени он уже регулярно подменял на башне старого
Степана, и горисполком выделил ему ставку лаборанта в краеведческом музее.
В армию его не забрали, бронь выбил тот же краеведческий музей, как
незаменимому специалисту: Степан Колотаев умер прямо на башне за несколько
месяцев до Юркиного призыва. В тот день, когда на смену пришел отец, Юрка выл,
глядя на упавшее со стула тело старика, стучал зубами, но не уходил и в окошко
не кричал: нельзя, такая работа.
Через три дня на башню провели телефонную линию.
Даже после этого случая Никодим Велизариевич так и не смог отделаться от
сложного чувства к Юрию и не то чтобы не любил, но своим не считал.
Выйдя на улицу и аккуратно прикрыв за собой дверь, Никодим Велизариевич
обратил внимание, что внизу ветра почти не было, а сентябрьское солнце
продолжало по-летнему ласково припекать пыльную брусчатку ратушной площади.
Из остановившегося за памятником Ленину "Икаруса" вытекла ленивая
туристическая группа в сопровождении пергидрольной гидессы. Кто-то в автобусе
заснул, и было слышно веселое оживление его спутников, видимо, развлекавшихся
не очень гуманными шутками над спящим.
- Итак, господа, мы прибыли в последний пункт нашей экскурсии старинный
русский город Седелец. Знакомство с ним принято начинать с Ратушной площади,
на которой возвышается известный во всей Европе Дом с Часами, или, как его
называют в исторических документах, - Седелецкая ратуша. Это сооружение было
возведено в середине восемнадцатого века немецким архитектором Тюзентейфелем
по личному проекту императрицы Елизаветы Петровны. Уникальность его
заключается в том, что...
Никодим Велизариевич ускорил шаг и, отвернувшись, прошел мимо. Он очень не
любил эту напыщенную и приукрашенную историю. От старика Степана ему досталось
семейное предание, записанное Архипом Колотаевым со слов его деда Егора о том,
как было дело по правде.
Лет пятнадцать назад из Ленинграда приезжала какая-то девчонка, переписала
все в свой блокнотик и уехала, сказав, что в истории будет переворот. Через
полгода налетела целая группа, долго цокала языком, разбирая старые бумаги, и
тоже бесследно испарилась. Колотаевы привыкли к постоянным группам, комиссиям,
экспедициям. Ученые мучили Никодима всю его жизнь, но обидно было, что эти
прохиндеи забрали под расписку п



Назад