998de6fb

Миронов Вячеслав - Капище



КАПИЩЕ
Вячеслав МИРОНОВ
Анонс
Он служил в КГБ. Не за страх, а за совесть. Любил свое дело, считался хорошим оперативником.

Да только все осталось в прошлом: боевые товарищи, служба, надежды и планы. Товарищи отвернулись, планы рухнули, судьба пошла под откос.
Сейчас он один из тех многих, кого разжевала и выплюнула могущественная и равнодушная «контора». Но жизнь продолжается, как и война на невидимых фронтах. А «бывших сотрудников КГБ», как известно, не бывает.
Часть первая
1.
Проснулся я от жуткого шума. У соседей опять гудел водопроводный кран. Шумел он уже два года, с тех пор, как заселился дом, но сегодня это было особенно невыносимо.

После вчерашнего перепоя даже малейший шум раскалывал голову на мелкие части.
Я встал и, пошатываясь, опираясь одной рукой на стену, а второй поддерживая голову, доплелся до ванны, открыл воду, сунул голову под холодную струю. Немного полегчало. Видимо из-за воды не услышал телефонного звонка.

Этот звонок дробил кости черепа, выворачивал барабанные перепонки. И какого черта, спрашивается, я вчера перепил?
- Да, - еле сумел я выдавить из себя, сухое горло перехватывало.
- Это Алексей Михайлович? - раздался в трубке голос с небольшим акцентом.
- Ну, - голова трещала, во рту пересохло.
- Мы могли бы с вами встретиться?
- Зачем? - боже, как мне плохо!
- Есть интересная тема, надо поговорить. Так когда?
- После обеда... - я не успел закончить.
- Хорошо, я буду у вас в три часа, - трубку положили.
Я побрел на кухню, нажал кнопку на электрочайнике, потом стал жадно пить прямо из-под крана. Легче, еще легче. Можно и закурить.
Гостей, конечно, не стоило принимать у себя. Мебели почти никакой, бардак полнейший.
Когда в 95-м вернулся из «чеченской» командировки, в квартире были только старый продавленный диван и пара шкафов на кухне. Жена забрала дочь, все вещи (мои были свалены в углу, прямо на полу) и укатила к маме в Челябинск. А ведь перед отъездом моим в Чечню все было хорошо.

В аэропорту, как положено жене, она убивалась, я курил. С войны писал письма, передавал с оказией. Все, кроме первого, обнаружил в своем почтовом ящике.

Сжег.
Когда я прилетел разбираться, дверь открыла теща, которая сказала фразу - не забуду до гробовой доски:
- Почему тебя в Чечне не убили, ирод!
Что дальше было - помню плохо. Отшвырнул я немолодую женщину в сторону, рванулся в комнату, там дочь спала. Я ее схватил. И все. Как вырубило.

Переключатель повернули в положение «выключено».
Очухался от холодной воды. Сидел в наручниках. Кулаки разбиты в кровь, вокруг полный погром. Мебель кто-то поломал, одежда вся порвана и в крови.

Милиция стоит, автомат в рожу тычет. Не Рэмбо я, конечно, но можно было выкрутится. Вот только голова тяжелая.
Потом отвезли в местное РОВД. Повезло, что однокашник там работал замначальником уголовного розыска. Дежурил, как у них говорят, «на сутках». Поговорили.

Чаю попили, водки. Отпустил он меня, спасибо ему.
Оказывается, теща меня ударила по затылку сковородой. Тут ее новый зять выскочил на шум, жена бывшая тоже вышла. Ничего не помню. Ну, и как рассказывали, понеслось... Самое страшное в этой истории - глаза дочери.

Она смотрела на меня с ужасом. Теперь я для нее - чудовище. Время уже много прошло, а как будто вчера все было.
Жена - красавица, за это время уже успела развестись со мной и выйти замуж за мужика с деньгами. Я со своей оперской получкой, пардон, денежным довольствием, не мог удовлетворить ее запросы. Хоть у нас в военной контрразведке и получали больше, чем в менто



Назад