998de6fb

Мирер Александр - Субмарина 'голубой Кит'



Александр Исаакович МИРЕР
СУБМАРИНА "ГОЛУБОЙ КИТ"
ОГЛАВЛЕНИЕ:
1. Двадцать семь двоек
2. Негр с этикетки
3. Явь или сон?
4. Второе перемещение
5. "Леонардо да Винчи"
6. Секрет погиб
7. Квадратик
8. "Бэтискэйфбритн"
9. Чего не знает Катя
10. Вот это фокус!
11. Катя-радиограмма
12. Темно и страшно
13. Как шла депеша
14. Не понимают!
15. Лепесток
16. Лекция Квадратика
17. Четвертое перемещение
18. Столкновение в океане
19. Беспокоить нельзя
20. Тайна корабля
21. Нахожу и настигаю
22. Бабушка Таня
23. Обвал
24. Кусачки
25. Два предупреждения
26. Капитан и старший помощник
27. Очная ставка
28. Все готово
29. Погружение
30. Где Мак?
31. Эриберто Солана
32. Бунт
33. В лаборатории
34. Друзья, прощайте!
35. Свой!
36. Сейф поднят
37. Чай-кофей
38. Нет контакта
39. Благополучное возвращение
40. Игрушки для взрослых
41. Что будет потом
42. Послесловие о кирпичах
1. ДВАДЦАТЬ СЕМЬ ДВОЕК
После уроков к Кате подошла Тося Матвеева и загнала ее в угол между
бюстом Ушинского и глянцевитым фикусом. Тося была решительная, рыжая и
легко краснела. Когда она краснела у доски, физичка Дора Абрамовна
говорила: "Пожар!.."
Загнав Катю в угол, Тося покраснела и выпалила:
- Гайдученко, ты получила пятерку!
Возражать было трудно. Катя действительно получила пятерку у новой
физички Доры Абрамовны, не считая пятерки по химии, и все это за один
день.
Возражать было очень трудно. Прежний учитель физики уехал, и целых
четыре недели физики не было совсем. На пятой неделе, когда седьмой "Б"
опять приготовился со вкусом провести пустой урок, пришел завуч. Класс
встал в печальной тишине. Завуч привел с собой Дору Абрамовну, и приятная
жизнь кончилась навсегда. Кругленькая седоватая учительница неторопливо и
вежливо проводила завуча до двери, сказала:
- Прекрасно! - и неторопливо уселась за свой стол.
Она говорила тихо. Так тихо, что никто не решался разговаривать -
даже шепотом. Она смотрела на каждого такими спокойными глазами, что
многие поняли сразу: с ней шутки будут плохи. А кто не понял сразу, тот
понял через пятнадцать минут.
Сначала Дора Абрамовна сделала перекличку. Закрыла журнал, а сверху
положила очки. Без очков ее глаза стали меньше, но остались пристальными и
такими, будто она видит, что у каждого за спиной.
- Березовский, что было задано на прошлом уроке?
Березовский встал с ужасным грохотом, а Тося Матвеева пискнула
синичьим голосом, потому что новая учительница вызывала Березовского,
глядя прямо на Березовского, а не на Баландину или на кого-нибудь еще на
букву "б" или другую букву алфавита!
Конечно, Березовский не помнил, что было задано на прошлом уроке -
пять недель назад то есть. И Дора Абрамовна посадила его и сказала очень
тихо:
- Прекрасно... - а потом: - Тогда вы, Матвеева.
Тося даже не покраснела, так она была изумлена странным поведением
новой учительницы. Вы только подумайте, последний урок был, когда еще о
ледоходе не думал никто, а сейчас все без пальто бегают! И надо помнить,
что было задано на то-о-ом уроке!
- Садитесь, Матвеева... - сказала Дора Абрамовна. - Может быть, Садов
помнит?
Так она спросила человек десять, и все не открывая журнала, и никто
не помнил, естественно, что было задано на том уроке. Зато все запомнили,
что Дора уже знает их всех в лицо и по фамилии. Но саму Дору Абрамовну
ничто не могло пронять. Даже общее восхищение ее памятью. Она подняла очки
с журнала и вызвала по алфавиту всех. От Аленького до Яковлевой. Тихим
голосом.
И всем пост



Назад