998de6fb

Минков Святослав - Собачья История



СВЕТОСЛАВ МИНКОВ
СОБАЧЬЯ ИСТОРИЯ
Перевод С. КОЛЯДЖИНА
Речь идет не о тринадцатом числе месяца и даже не о втор-
нике или пятнице. Это может быть чистый понедельник или,
скажем, 7 апреля, и тем не менее все у тебя весь день идет
шиворот-навыворот. От Геродота до наших дней развелись тыся-
чи ученых мужей, изучающих дервишей, рассказывающих о лей-
денских стеклянных банках, сравнивающих поэзию готтентотов с
поэзией иудеев, сующих нос даже в египетские тайны, однако
до сих пор ни один из этих почтенных мужей не занялся тайной
своих собственных будней, чтобы разъяснить нам, почему, меж-
ду прочим, существуют несчастливые дни в жизни людей, без
которых жизнь была бы просто чудесной.
Несчастливым дням предшествуют обычно глупые и кошмарные
сны, не имеющие ничего общего с действительностью. Несчаст-
ный, понимаете ли, бьется в своей постели, как рыба об лед,
и снится ему, что он погружается в океан касторки, что пада-
ет в бездонные пропасти, что вот-вот его схватит за ногу,
выскочив откуда-то, домовой или что его хватает за глотку
сам Нерон и кричит ему в ухо: "Или ты, приятель, вернешь мне
пишущую машинку, или я оторву тебе голову, как цыпленку".
В конце концов спящий открывает глаза, просыпается и, с
облегчением вздохнув, плюет на кошмары. Он пытается даже
улыбнуться, но это ему не удается. Лицо его припухло, как
пузырь, а веки поднимаются почему-то тяжело, как у совы, и
как будто намазаны клеем.
Вот именно с этой минуты и начинается тяжелый день нашего
многострадального героя. Он встает с постели, надевает носки
наизнанку, затем как будто совсем уверенно направляется на
кухню умыться и позавтракать, но вдруг где-то посреди комна-
ты без всякой видимой причины спотыкается о ковер и отрезв-
ляюще стукается носом о стол. После этой короткой прелюдии
злополучный наш герой всецело попадает под власть той могу-
чей сатанинской силы, которая подстерегает его на каждом ша-
гу и устраивает ему самые неожиданные ловушки.
Несчастный умывается и пробует чихнуть, но это ему не
удается, и в уголках глаз светятся лишь едкие виноватые сле-
зинки прерванного облегчения. Он снимает полотенце и начина-
ет вытирать лицо, но в то же мгновение вздрагивает, как ужа-
ленный, и бросается к зеркалу: тонкая красная царапина тя-
нется по всему лицу и щемит невыносимо. Что за черт? Что там
такое? Человек разворачивает полотенце, и испуганный его
взгляд замечает в одной из складок какую-то коварную була-
вочку, будто заколотую туда самой судьбой. Разумеется, вре-
мени терять нельзя. Наш герой посвящен в тайны инфекции и
профилактики, и поэтому он быстро распахивает дверцу кухон-
ного буфета, достает оттуда какой-то белый пузырек с проз-
рачной жидкостью и в антисептических целях начинает смазы-
вать пострадавшее свое лицо. Но тут его нос неожиданно улав-
ливает острый запах бензина, и бедный страдалец мгновенно
догадывается о своем промахе. Он опять идет к буфету и на
этот раз достает нужный пузырек с чистым спиртом. Он проти-
рает лицо и гримасничает перед зеркалом, так как, оказывает-
ся, спирт разъедает лицо, как серная кислота.
Наконец, после ряда других перипетий, наш герой, криво
завязав галстук и проискав напрасно полчаса шляпу, которая у
него на голове, уходит из дому со смутным предчувствием, что
этот день не как все дни и что именно в этот день с ним слу-
чится какое-то большое несчастье.
Да, читатель. Предположим теперь, что наш герой какой-ни-
будь мелкий служащий, скажем, регистратор какого-нибуд



Назад